"Сдача Крыма" как политическая манипуляция

13 февраля 2018, 00:51 | Политика
фото с ТСН.ua
Размер текста:

Судебный процесс над беглым президентом Украины Виктором Януковичем вернул в медийное поле дискуссию о том, кто виноват в утрате Крыма, — пишет Евгения Горюнова в колонке на "Крым. Реалии".  

Адвокаты обвиняемого пытаются доказать, что полуостров "сдала" постмайдановская власть, занимаясь "дележом" портфелей вместо того, чтобы бороться за Крым. Те, кто возглавил страну в конце февраля 2014 года, уверяют, что шансов отстоять полуостров не было — слишком много факторов играло на руку России. На этом фоне активизировались политики из оппозиционного лагеря, стремящиеся получить от судебного процесса политические дивиденды в преддверии выборов. Сама же подмена понятий ("сдача" вместо "агрессии") крайне выгодна Кремлю — она позволяет смещать акценты и перекладывать вину за оккупацию чужой территории.

"Крымская карта" играет ключевую роль в линии защиты Виктора Януковича, адвокаты которого стараются убедить не столько суд, сколько украинцев в том, что постмайдановская власть не предприняла нужных действий для сохранения Крыма. "Никто не пытался поговорить с крымчанами, никто не пытался возобновить диалог с представителями Крыма, не было введено чрезвычайное положение. Фактически все, что делалось — это распределение должностей и удержание власти, к которой эти лица незаконно пришли в феврале 2014 года", — считает адвокат Виталий Сердюк.

Эту же точку зрения транслируют соратники Януковича, а ныне нардепы от "Оппозиционного блока" Нестор Шуфрич и Вадим Новинский. Например, Шуфрич уверяет, что по договоренности с и. о. президента Алексадром Туричиновым вылетел в Крым, чтобы провести переговоры со "спикером Верховного совета АРК" Владимиром Константиновым и новоназначенным "премьером автономии" Сергеем Аксеновым. По его версии, крымские "лидеры" готовы были договариваться с Киевом на условиях возврата к Конституции 1992 г. , которая предоставляла Крыму широкие полномочия. Однако, как утверждает Новинский, переговорный процесс сорвал генпрокурор Олег Махницкий, возбудив дела против крымских лидеров.

Даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять, что переговорщики путаются в показаниях, что вряд ли возможно, учитывая характер их миссии. Например, Новинский утверждает, что переговоры проходили 23-25 февраля. Однако Сергей Аксенов сменил Анатолия Могилева на посту "премьер-министра" только 27 февраля, то есть уже после захвата крымских органов власти российскими "зелеными человечками". Поэтому вести с ним переговоры 25 февраля было просто невозможно.

Проблемы с памятью и у Нестора Шуфрича — он уверяет, что побывал в Крыму 28 февраля и убедил Константинова и Аксенова начать переговоры в понедельник, то есть 3 марта.

"Ночью, вернувшись, я заехал к Турчинову, сказал: "Ребята готовы, мы договорились, что пятеро крымских "депутатов" в понедельник вылетают в Киев, до вторника согласуем текст конституции Крыма, в среду проголосуем в Верховной Раде, и на этом все закончится". Около четырех утра попадаю домой, ложусь спать, в 11 просыпаюсь, открываю новости — и у меня шок! Выписан ордер на арест Аксенова и Константинова", — вспоминает нардеп.

Но дело в том, что 1 марта никакого судебного решения не было. В этот день и. о. президента Украины Александр Турчинов признал незаконным назначение Сергея Аксенова "главой крымского Совмина". На следующий день, 2 марта, решение "крымского парламента" обжаловала Генеральная прокуратура, 4 марта СБУ открыла уголовные производства по вопросу захвата власти в Крыму. И только 5 марта Шевченковский районный суд вынес решение о задержании Константинова и Аксенова. Так что ночь украинского нардепа явно затянулась.

В то же время, 1 марта 2014 года новоявленный "премьер" Крыма Сергей Аксенов подчинил себе крымскую милицию и обратился к российскому президенту Владимиру Путину с просьбой оказать помощь в обеспечении мира на территории АРК. Эти действия крымской власти в тот период и есть ответ на вопрос, собирались ли в Крыму вести диалог с Киевом. "Мы эту власть, которая предлагает нам вступить в переговоры, легитимной не считаем. Главный вопрос кроется в этом", – утверждал тогда Аксенов.

Очевидно, что никакие переговоры Киева с Симферополем после захвата админзданий российскими "зелеными человечками" не могли изменить ситуации по Крыму. Развязывание военных действий на полуострове было крайне выгодно Путину — это открывало дорогу к полномасштабной войне с Украиной и восстановлению власти легитимного для России президента Януковича, который уже просил Путина ввести войска. В это время у границ с Украиной уже было дислоцировано порядка 40 тысяч российских военных и масса техники. А сам Путин потом вспоминал, что готов был ради Крыма использовать даже ядерное оружие.

Рассчитывать на военную помощь Запада Киеву не приходилось — пятидневная война в Грузии показала, что ни США, ни тем более ЕС не готовы воевать с Россией. Поэтому у нас нет причин не доверять словам Андрея Дещицы (министра иностранных дел Украины в 2014 году) о коллективном решении не начинать войны с Россий в Крыму. "Это было коллегиальное решение Совета безопасности, ООН и Украины", — вспоминает он, поясняя, что такой шаг позволил Киеву провести выборы президента, обеспечив легитимизацию власти в стране.

На тот момент Украина вряд ли готова была оказать реальное сопротивление агрессору, хотя по этому поводу есть разные точки зрения. Экс-начальник Генштаба ВСУ Владимир Замана, который занимал эту должность с февраля 2012 по февраль 2014 года, давая показания в суде, уверяет, что украинская армия могла дать отпор российским военным в Крыму. А исполнявший в тот период обязанности министра обороны Игорь Тенюх говорит о том, что даже предлагал прорываться в Крым и дать отпор врагу. Но его предложение не поддержали.

"Мой план состоял в том, чтобы идти на прорыв, потому что это война", — рассказал он. Правда, в опубликованной стенограмме заседания СНБО от 28 февраля 2014 года он говорил другое. "Сегодня мы сможем собрать со всей страны военную группировку численностью около 5 тысяч военнослужащих, способных выполнять боевую задачу. Их можем бросить в Крым, но это не решит проблему Крыма. Мы их там просто положим", — утверждал он на заседании СНБО.

О том, насколько Крым был готов противостоять российской агрессии, свидетельствует количество украинских силовиков, выведенных на материковую Украину. На протяжении весны 2014 года с территории оккупированного полуострова из 20 315 дислоцированных украинских военнослужащих различных формирований выехали 6 010 (около 30%). Верность украинской присяге сохранили 46% нацгвардейцев, 30% военнослужащих ВСУ и 15% офицерского состава СБУ. В случае вооруженного сопротивления Украина могла рассчитывать только на эти силы. Россия же к моменту аннексии имела в Крыму уже порядка 20 тысяч военных.

На фоне объективных факторов попытка обвинить лидеров Майдана в "сдаче Крыма" — это обычная политическая манипуляция, с помощью которой экс-регионалы стараются снять с себя ответственность за планомерную капитуляцию перед Россией. Здесь и ратификация Харьковских соглашений, которая продлила российское военное присутствие в Крыму, и свободная деятельность российских спецслужб (причем не только на полуострове, но и по всей Украине), и планомерный развал украинской армии. В годы правления Януковича пророссийские организации абсолютно спокойно вели антиукраинскую пропаганду на полуострове, а крымскому Евромайдану в центре Симферополя противостояли активисты российского НОД.

Центральное место в этой манипуляции отводится подмене понятий: "агрессию" вытесняет "сдача", смещая акцент с агрессивной политики России в поле несостоятельности украинской власти, которая не смогла сохранить территориальную целостность страны. В итоге украинцев все больше приучают к мысли, что это не Россия аннексировала Крым, а Украина его "сдала". Но если на украинском политическом олимпе с помощью этого приема пытаются дискредитировать нынешнюю власть, то в Крыму борются с набирающей обороты ностальгией по Украине, убеждая жителей, что Киеву в тот момент не было дела до полуострова.



Украинская власть допустила ряд политических просчетов в те трагические февральские дни. Но это не дает оснований для того, чтобы перекладывать на нее вину за оккупацию полуострова. На российской медали "За возвращение Крыма" обозначена дата начала аннексии — 20 февраля, когда в Киеве еще правил "легитимный" Янукович.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода Присоединяйтесь также к группе ТСН. Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Источник: ТСН.ua



Добавить комментарий
:D :lol: :-) ;-) 8) :-| :-* :oops: :sad: :cry: :o :-? :-x :eek: :zzz :P :roll: :sigh:
 Введите верный ответ